Версія для друку та PDF

Дядя Ваня

Встреча в метро

 

Солдата с войны никогда не встречали.
Бывало, желали плохого вослед.
Проклятья в лицо беспощадно кричали,
А, чтобы встречали, так этого нет…

И вот он добрался в свой пасмурный Киев.
Шеврон «Це Не Ми», горка, грязный рюкзак…
В метро едут люди, они все другие,
А он, как с соседней планеты, чудак.

Небритый, измученный дальней дорогой,
Он голову поднял: «Ну, да, я – такой!»
А взгляды недобрые были у многих,
От них не закроешься воротником…

Арсен Мирзоян и его «Джеральдина»
Звучат, настроение резко подняв.
И за руку тянет, смеётся дивчина.
И – «раз-два-три, раз-два-три», громкость прибавь.

Танцует в метро, в многолюдном вагоне
И слышит «спасибо» из девичьих уст.
И снизу так смотрит она затаённо,
Как будто в глазах прячет стылую грусть.

«Спасибо за то, что ты здесь, что вернулся», –
Сказала она, и притих весь вагон.
Он будто бы с солнышком соприкоснулся…
Закончилась музыка. Раз-два… Поклон.

Дивчина на станции – раз! – упорхнула.
Стоит он – как столб, на развилке дорог.
И плачет. Платочек ему протянула
Малышка, сказав: «Вы – мой лучший герой!»

Ну что же ответит ей сильный мужчина?
– Кому-то герои, выходит, нужны…
Как жаль, что не знает его Джеральдина
Что он возвратился сегодня с войны.

Солнечные зайчики войны

 

Маленькие деточки… Солнечные зайчики…
А вокруг война идёт, а вокруг война.
В пятки сердце катится перебитым мячиком,
В пулях и пробоинах тёплая стена.

И в подвалы лазили детки-одуванчики,
И сидели тихо там, ведь идёт война.
Доставали бережно из кармашка прянички
И делили поровну, было не до сна.

И переселенцами по седой обочине
Уезжали с мамами хоть куда-нибудь,
И смотрели в небушко вы сосредоточенно.
К тишине без выстрелов был нелёгким путь.

Маленькие деточки с глазками премудрыми
Научились мирными днями дорожить.
Где-то в детстве розовом – дом родною грудою
На земле расстрелянной вниз лицом лежит.

Ветеранам АТО и ООС

 

Мирные люди, мы вряд ли военных поймём, но
Будем стараться помочь, ну, хотя бы и словом;
Тех, кто погиб за страну и за нас, поимённо
Помнить, как помнят их дети, родители, вдовы.

В памяти нашей и вашей – одно содержимое:
Это война, но войною её не назвали,
Ведь бюрократы, отписками лишь одержимые,
С вами под «градом» ни разу (увы!) не бывали.

Вы так хотите, чтоб поняли вас. Это важно вам.
Нам это важно, поймите нас тоже, не меньше.
Мира хотят украинские мирные граждане,
Враг на войне и на лжи беспросветной помешан.

Внешний – понятен, но враг непонятен нам внутренний,
Тот, что виляет хвостом и кусает при этом.
Мир и война… Как гибридны они, как запутаны!
Чтоб осветить все углы, не хватает нам света.

Не родившиеся дети

 

Под Иловайском и под Углегорском
Погибли наши воины АТО,
Под Марьинкой, Авдеевкой, Шахтёрском
На украинской, на земле святой.

Кто похоронен, кто в безвестье канул –
Их нет без объявления войны.
Отложены мечты, проекты, планы,
Они в плену у вечной тишины.

Смотрите!.. Первый и второй, и третий…
Двадцатый на ветру совсем озяб…
Полями ходят не родившиеся дети,
Всё ищут на войне погибших пап.

Мы никогда их и нигде не встретим,
Всех обстоятельств не преодолеть…
В руинах ходят не родившиеся дети
Аэропорт стараясь разглядеть…

По минам и снарядам дети ходят…
Смотрите, как голубоглаз шестой…
Их тоже там убили – так выходит! –
На украинской, на земле святой.

«Сенсей»

Памяти Виктора Дегтярёва

Не все воют нынче… Только воины.
Такая правда мира и войны…
В рядах защитников – опять пробоина.
Погиб «Сенсей». Слова здесь не важны.

Серьёзно ранен был под Иловайском.
Лечился долго. Пальцев не вернуть…
Спортивная у Виктора закваска,
Кунг-фу нельзя из жизни зачеркнуть.

Тренировал он вместе с сыном деток,
Искал пропавших без вести солдат…
Погиб на Пушкинской вчера… И в это
Его друзья поверить не хотят.

Уходят воины от нас… И в Киеве
Собою осень вновь поглощена.
А он ушёл, и все дела мирские
Под куполом любви оставил нам.

Дядя Ваня

В уличной экспозиции музея АТО есть скульптура:
маленькая девочка протягивает бойцу яблоко.
На создание этого памятника вдохновила реальная история.
Боец 42-го батальона территориальной обороны
Иван Погорелый будучи раненым под Иловайском,
чудом выжил и спас пятилетнюю малышку,
уцелевшую после обстрела автомобиля,
в котором погибли ее отец, мать,
старшая сестра и бабушка

Ранение и перелом бедра…
Скорее в поле отползти и спрятаться…
Обидно, страшно, жарко, боль остра
А день какой? Четверг, а, может, пятница?

Он притворялся мёртвым вновь и вновь,
Ведь надо выжить! Побратимы выручат.
С землёй и копотью смешалась кровь…
А рядом шастали вражины-выродки.

Так ночь прошла… Увидел «Жигули»,
На зеркалах там белые полотна.
Автомобиль вдруг пули обожгли,
Огонь был точным, беспрерывным, плотным.

Заглох мотор, мужчина выпал вон,
Девчушка – в шоке, женщина живая,
Но раненая сильно, слышен стон,
Враги сбежать оттуда не давали.

Солдат решил помочь и к ним подполз.
Шептала мама доченьке тревожно:
«Иди к нему, прошу, не надо слёз.
Там дядя Ваня! Он тебе поможет!»

И девочка послушалась. Солдат,
Чем мог, перевязал её ключицу.
И раны, и объятья их роднят,
Она уже не плачет и не дичиться.

Настойчиво, упорно полз вперёд,
Рассказывал малышке сны и сказки.
Ну, кто их в этом поле подберёт?
А кровь сочится снова под повязкой.

Чтоб девочку спасти, он стал кричать.
Так в плен попал. Ну что ж, такая участь.
Спокоен за малышку он сейчас.
Спасибо Богу за свою живучесть.

Есть памятник бесхитростный в Днепре:
Бойцу малышка преподносит яблоко.
Здесь гордость за солдат своих острей,
И жаль прошедших ад детишек-зябликов.

Музей АТО. Реальность в полный рост.
Идёт война, и погибают люди.
Но каждого, кто вклад в победу внёс,
Мы не забудем!

 

Напишіть відгук