Сентябрь 16-го або «Реальна Батьківщина»

Что-то похожее я читал в соцсетях года два назад. Найду, сравню: изменилось ли что?

Сентябрь в этом году, какой-то особо-теплый, поэтому, возвращаясь с делового свидания в прошлую пятницу, я отказался от «подвоза» друзьями (свою «маздуню» я предусмотрительно сегодня вообще не брал) и, выйдя в начале двенадцатого из метро на Почтовой площади, решил пройтись по Сагайдачного до «Сільпо». Это, едва ли, не единственное место в Киеве, где жарят мойву, а Моя її дуже полюбляє. Я, в принципе, знал, что Сагайдачного — это еще тот «променадон», но количество гуляющих, праздность обстановки, количество работающих кафешек меня немного покоробила. В Стране война, а тут такой «лас-вегас»!

Полицейские достаточно лениво гоняли нарушающих правила парковки, аккуратно обходя несколько компашек братков, не исключено, что Лугандонских, на крутых бумерах и лексусах. Не скажу, что это мне понравилось, но свои пять копеек решил не вставлять.

Какое-то время впереди меня устало двигался хлопчик в форме ВСУ с вещмешком на плече. Некоторые приветливо окидывали его взглядом; некоторые не замечали, кое-кто отворачивался. Стыдно, наверное, гулеванить в будний вечер, когда такой же, как ты на Донбассе проводит время «не столь весело».

Так мы дошли до «Сільпо» на Контрактовой. Ночная жизнь супермаркетов — отдельный мир Киева. Он совсем не похож на дневную текучку-толкучку. Нет деловых и заклопотанных своей невероятной значимостью «менеджоров», практически не встречаются сосредоточенно рассчитывающие дневную «норму» пенсионеры, большинство студентов — по киношкам…

Забрав для супруги остатки мойвы, иду к стеллажам с фруктами и вижу того же бойца. На первый взгляд — годов 25-30. Лицо небритое, весь пыльный, крепкий запах пота от хебешки (да, в наше время х/б было не такое стильное, но — х/б — «натюр продукт»). Оно и понятно – хлопец с войны (дембель или отпуск???) и пытается не прийти домой с пустыми руками,а грошей обмаль.

Тут зазвонил мой телефон. Пока я говорил, он посмотрел на меня.

Его глаза...

У нас были такие глаза в феврале 14-го….на МАЙДАНЕ… В этих глазах был тот же бульон эмоций и переживаний, которые так и не смог до конца переварить этот мальчик, побывавший на Востоке и вернувшийся домой. Почему-то вспомнил себя, первые командировки… Везет им хоть в чем-то: знают За Что и За Кого!!!.. Не то, шо мои воспитанники в Афгане… И мои учителя во Вьетнаме, Египте, Анголе и еще черт-те знает где разбросаны по свету кости Украинских парней:

— А Ти давно звідтіля? — спросил я, — відпустка чи як?

— У відпустці та й у відрядженні. Не дай Боже нікому таких відряджень! Товариша возив хоронити на Франківщину…, у труні…, в закритій… А в нього дружина молода та й донечка, майже така, як в мене. Оце — жах!!! А тепер зайшов в магазин, от… — он с недоумением глянул на свою банковскую карту — а тут цены… А Ти…, Ви — служили?

— Было дело. — улыбнулся я. — У Тебя семья?

— Так, жінка Валя и доня Улянка. Півтора рочки їй, завтра.

— А как зовут Тебя, сынок?

— Степан, Стьопа… Сержант Ковальчук, — почему то подтянулся,внимательно глядя мне в глаза — Валя в мене — Киянка, — с какой-то потешной гордостью прогоаорил он. — Дуже гарна… А я з Киїщини. Макарів! Може чули? Валя в мене вона сильна. Ми з нею на Майдані познайомились, але без мене та з малою їй ніяк…

— У меня зять старший, Свен-Степка, тоже там, где-то рядом с тобой Україну нашу захищає… К Улянке, да и к Вале, точно с пустыми руками нельзя. Я хочу тебя попросить. ОЧЕНЬ!!! Принять от меня эти персики, а ты купишь все остальное, что она любит. Лады? Не обидишься на меня, старого?

— Та, не знаю… Тут особдиво не розгуляєшся. Грошей на картці поки мало, не перечислили. От, тільки 450 гривень. Батьківщина оцінила...

У меня перехватило в горле! Старею…

В глазах туман, а в душе такая Злоба!!!… На тех жирных сволочей-премьеров-президентов, министров, генералов, которые, в очередной раз, решили, шо ухватили бога за бороду, сидя в высоких кабинетах и решают, кому и что положено, а кому нет. Чьи то сыны идут Родину защищать, а чьи то спрятаны в трехэтажных особняках под материными юбками и «вышивают» по вечерам с прошмандовками на «Ламборджинях»… по Киеву «Государственные дела решают», С-с-суки!!!

А после накатила усталость,защемило сердце... За плечами была тяжелая неделя изматывающего общения с державной машиной, ветряными мельницами С ее брехней перманентной! Лоснящиеся хари чиновников Минобороны, волонтерство, вернее, его остатки... И тут — мальчишка Степа, Солдат — Защитник Родины… без денег... Твою Мать!!!

— Это-не Родина оценила, Сынок. Родина — это люди. Вот смотри…

Фрукты стоят близко к кассам. Ночью — один кассир. И там вечная очередь человек 7-8. В основном, мужики небедные, молодежные компашки — «определенно не с Макарова». По залу еще народ дефилировал, человек 20... Я выдохнул воздух и нагло обратился к очереди:

— Народ, познакомьтесь, это — Степа. Он возвращается к дочке Улянке домой из зоны АТО. С войны…, ежели невдомек кому… У Ульяны завтра день рождения…

— Ну шо, шо Ви,дядьку, робите, хіба так можна?! — покраснел как рак Степан.

Послышались редкие аплодисменты, девчата, некоторые, носом захлюпали..., а одна, громко заплакав,выскочила из магазина… А потом люди пошли ему жать руки, хлопать по плечу. Потихоньку подтянулся народ со всего зала…

— Ты без бабла? Так, на тебе, Степ, — Мужские кошельки открывались, и Наши Люди просто доставали купюры по 100 и 200 гривен. Степан сначала онемел, потом начал отказываться, краснея до ушей, упирался, говорил, что он — не попрошайка…

— Ти не відмовляйся, а бери і кажи, як там?! Тримаєтесь?

— Ты там народ защищаешь или кого? Народ! Вот народ тебе и кланяется, чем кто может. Мы, Степа, тебе и Вам всем благодарны сейчас и будем благодарны по гроб жизни. — это не старый, трохи подвыпивший мужичара чималого росту — шо Вы там за нас, засранцев, попы свои подставляете.

И в том же духе...

— Ты надолго?

— Пока на 15 дней, уже на 14.

— Вернешься туда?

— Да, главное, чтобы пи**уны и плесень не вернулась. Есть такие... Тут сцепить зубы надо, а они сопли разводят. Пристрелил бы некоторых на месте... И еще водка. Многие ведь наши не выдерживают — спиваются. Не все Украинцы готовы убивать; это кацапам — в охотку; и местным, и тем, шо с России приезжают… Але ми вчимося потихеньку.

Я накладывал персики, рядом девушка выбирала бананы, еще одна — сливы. Мы подошли к опустевшей кассе. Я оплатил. В мой пакет с персиками, девушка предложила положить бананы и еще чего-то там. Оказалось, это девочки для Степы, а не для себя выбирали. Рядом взгромоздился второй пакет и громкий женский голос женщины лет 50:

— Так, мужики, потом будете войну обсуждать. А Вы, Степа, берите эти пакеты и бегом домой. А то тут творог, сметана, мороженое для Улянки и небольшой тортик для супруги.

— Так, - раздался мужской голос і ще один чималенький пакет шлепнул на прилавок. — А в мене тут для Вас риба, овочі, м'ясо... Це все в холодильник треба і якнайшвидше...

— А від нас — цигарки з пивом! – это случайно забредшие в такое время в Сільпо работяги с соседней стройки.

Растерянный Степан, выпучив глаза, на нас молча смотрел. А потом сказал:

— Та, не треба!!! Вы шо-о-о-о?

— Не боись, Земеля, я тебя на тачку посажу, доставим! Тільки не видєлуйся, добре? - шепнул я ему, про себя заранее представляя, шо мне выдаст Моя за часовую задержку. — Деньги вот еще бери. Я сьогодні заробив трохи, поки є. У тебя какой этаж? Сам поднимешь все? Или как?

Когда мы все это погрузили в машину, я дал водиле лишний полтинник, шепнув ему: «Поможешь ему там…», а обалдевший Степа, поблагодарив каждого, посмотрел на нас и выдал:

— А в нас там,… на війні,…. багато хто каже,що в Києві люди геть спаскудились! — Люде, ну, я… я… від Киян балдєю... Ви і є ТА — реальна Батьківщина!!!

Олекса Сивий

admin

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *