Чудны дела твои, Господи!


(О войне с Россией-5)

— О, my dear Неlen!!! Ленка Казимировна!!! Прювет, Ленушка!!! А где Командир? — почудилось мне сквозь сон.

Не, не могет быть! Cнится; ну не может Борька, мой старинный дружбан верный и сослуживец? Борис Васильевич, объявиться в 23 с копейками в Киеве! Он же в АТО уже полгода с «калашом» скачет; вон с неделю тому по скайпу общались…

Я стряхнул сон, присобачил левую конечность и, на ходу натягивая треники, заспешил в прихожую.

Е-мое! Боря Васильевич обнимал супругу, а та, не зная, плакать или смеяться, повисла на этой почти двухметровой одоробле и только повторяла: «Ну как ты там? Целый, живой?!!». И не знала, что спросить дальше.

В январе 2015-го, в ДАПе, погиб Женька — Борькин сын. Валя, Борькина жена, с которой Моя дружила два десятка лет, умерла через полгода…

Подоспел я вовремя. Молча пожал Василичу лапу и потащил в ванную мыться, потом на кухню. Дал ему переодеться в свое, а х/б закинул в машину стираться.

Елена моя, пока на стол вЫтаскала полхолодильника и накрыла, как только она умеет. И еще ресторация Варшавская.

— Боря, ну шо будешь пить? Водавку, коньяк или, как мой, вискарь? По-чуть-чуть.

Увидела мои заблестевшие глаза и в ее голосе сразу послышался металл:

— А тебе, вааще…, только нюхать после инфаркта! – и снова к Боре — Или горилку домашнюю, а, Боря? У Олеся были сослуживцы с Житомирщины. Так привезли банку; как будто можно ему!

Лена с Борей пили Киндзмараули, я — лимонад. Помянули всех ребят, погибших в начале 90-х в Молдове, Грузии. Потом Чеченских наших побратимов. Боря, он и в Афгане был. Но знает, что ту войну я считаю нехорошей (как будто есть «хорошие» войны) и, с течением лет, он все больше со мной соглашается. Супруга сказала тост хороший: «За ВАС! И если бы Вы тогда маленько кацапов не перебили, — их больше сейчас в Украине убивало бы Наших».

Засиделись мы с Борисом далеко за полночь. Спев дуэтом Хелені нашу обычную «Гей наливаймо повнії чари, щоб через вінця лилося...» и поклявшись «здоровьем, которого нет» «не пить, а нюхать», мы отправили ее спать. А сами говорили… І про те, що «на армію наше керівництво, як клало, так и ложит «с прибором»», и про «вооружение новое — одні балачки», и про «Петру Олексійовичу, за офшорами його, не до армії Української», и про те, що «патрони із снарядами радянскими, хлопці зараз дострілюють, а виробництво і Яценюк не зробив, і Гройсман. Тільки пи**ять» І про те, що «багато гівна ТАМ повилазило, і серед СБУ-шників, а тим більше, — серед прокурорських», и «как надоела эта войнушка нормальным мужикам по обе стороны фронту», и про то «сколько хороших ребят, дембельнувшись, не находят дома ни жены, ни семьи»… И хоть Президент у нас — дерьмо, но такой Страны, как Украина наша, нет больше в свете… и стоять за нее будем, и здесь, и на фронте, насмерть!!!

— А каким макаром ты, Васильич, в Киеве оказался, ежели не секрет?

— Тебе, Командир, скажу, можно… Только, в принципе, какие там секреты уже! Ты ж читал в нете про то, шо убили певца нашего? А потом, шо пристрелили убивцу того? Так вот, с убивцем моя группа разбиралась. Не скажет он уже, чи он Васю Слипака приговорил, чи нє. У всяком выпадке, особист ДНРовский на него пальчиком тыкнул. А назад вертались, то зустріли двох серьезных русских барбосов на «Тайге». И не факт, что донецкие они … Но серьезные Падлы! Не ждали они нас у том месте, потому и взяли их без потерь. Молчали, как «Зои Космодемьянские», сколь не спрошали, хто та звідкіля... А у меня в группе, Леха, такие гаврики, что ежели спрошают, то отвечают, как правило… Так вот, одного из тех барбосов, подстреленого, мы с Мансуром, бойцом моим, в Киев привезли сдавать… З’являються потроху і в СБУ порядні хлопці. Потому как местные, на Донбассе, есть и ничего, а большинство – продажные! Особенно из прежних. Дашь ему пару штук зелени, он и Вовку Путена отпустит… Ну и непустые те барбосы были, непустые… Ты, Командир, когда в отпуске последний раз был?

— Так до Майдана еще… Года четыре не был… После Майдана инфарктец, помнишь, получил. Еле вычухался! Ежели б не Хелена — точно загнулся бы. Да и все загашники, что у меня с женой были, на врачей да на АТО ребятам, на все, что надо было в 14-15-м, отдали под чистую. Так что, не до отпусков. Супруга ж моя — пенсионерка, а с меня уже работник — тоже никакой. Не, дочки помогают…ничего не скажу… Но зятья мои, ты же знаешь: Степа из АТО четыре месяца, как вернулся, ногу трошки подлечил и опять. Ясь отдохнул с полгода, после «Азова» в 14-15-м, подогнал дела свои бизнесовые, на Катажину гендоверенность выписал и снова месяц, как где-то там, возле тебя, воюет. А ты на какой отпуск намекаешь, Боря, за какие пенензы?

— За гроші, пане Олексо, не переживай; ми всі у тебе в боргу ще з Грузії. Першої… Як ти казав нам,молодым: «Легчее к деньге относитесь, Орелики, и не вздумайте за них честь с совестью продавать!». Ты скока мой зад, тока у Чечне спасал, не помнишь? А я помню!!! Вот завтра на денек в Винницу махнем, если Твоя отпустит, а потом приглашу Вас с Еленой Казимировной на пару недель в Турецию. Потому как, помощь твоя мне точно в Виннице не помешает. Твой опыт жизненный, мудрость. – и улыбаясь моему непониманию — Все, тепер спать. Утро — оно и есть утро.

Я встаю рано. Сходил на площадку, «размял» протез (в моем возрасте 3-4 дня пожалел себя,и усе — рухлядь), позавтракал овсянкой, уболтал супругу на поездку (мне точно «зачелся» вчерашний лимонад), отговорил её ехать с нами, погладил Борьке Х/Б.

Он встал почти в 11, понял по моему виду, шо едем, умылся, поел…

Моей «Мазде» уже 9 лет, но слежу я за ней, как за родной (Тайгу отжатую Борис Мансуру отдал). По-этому, к часу мы уже проезжали мимо поворота на Белую Церковь.

Дорога на Винницу — не фонтан: не Швейцария и даже не Польша, но ничо.

Ехали молча. Потом Боря, не глядя на меня, кинул:

— Как думаешь, Леша, что они хотят? Чего добиваются этой войной? Русские, в смысле! Не-не, я помню, как ты нам с Валентиной лет 15 тому крутил амерский «День Независимости» и трижды, возвращая ленту, зачем-то снова и снова заставлял слушать ответ Инопланетянина на предложение землян о сотрудничестве: «Умрите!». Мы с тобой — люди немолоде, но это же НЕСЕРЬЕЗНО!!!

— И это ты мне говоришь?! После Женьки, после Вали, после Васи Слипака, после того, шо ми в Чечні бачили, в Грузії?! После тысяч гробов с молодими, и не очень, мужиками по всей Украине?! Знаешь, Боря, я тут с одной Дамой из Новосибирска уже лет 8 в соцсетях общаюсь; интеллигентной и немолодой. Мудрой по-своему. Так она мне поведала, что Крым нам за то, «что мы изменили России», а Донбас — шоб НАТО к их границам не приблизился!.. А знаешь, шо самое интересное в этом Зверье? Если время и нервы потратишь, шоб переубедить ее в этом горячечном бреде, она попросту новое придумает. или ей придумают! Українці мої рідні! Любі мої! Добрі мої!!! Та коли ж Ви схаменетесь, коли, в решті решт, зрозумієте, що гарний росіянин,то — мертвий росіянин?! Або ми їх, або вони нас!!!

Не доезжая Винницы, Борис попросил свернуть на Немиров (это там,где водку льют в Украине). Я уступил ему руль (правая нога у меня своя, но трохи устал с непривычки).

Почти проехав Немиров, Боря свернул на какую-то улочку, еще прокатился остановился у не очень нового 2-этажного домика и обессиленно опустил руки…

— Тут такое дело, Командир! Мы сейчас с одними людьми пойдем знакомиться. Возможно, с единственными, которые меня смогут с миром живих связать. Ты прости, Олексо, шо я так высокопарно, но…

Вышли, постучались. Дверь открыла немолодая уже, но какая-то светлая женщина. Взглянув на Бориса ,она извиняюще улыбнулась:

— Ну, заходите, Борис Васильевич — на меня глянула вскользь — Давно ждем Вас. — потом, ободряюще рассмеявшись — Что,страшно? Реальная жизнь, она посерьезнее будет, чем Ваши пострелялки. Хотя, — задумалась на мгновение, — без пострелялок тех, может, и жизни у нас никакой уже не было бы.

Мы зашли в квадратный коридорчик.

— Юля, доча, иди к нам. Борис Васильевич, наконец, пожаловали! — не сдержавшись подколола она. По узкой лестнице неспешно спускалась к нам молоденькая девочка с ребенком на руках. Хлопчику — год с небольшим, обычный. Глаза серьезные… зеленые… Женькины!!! И с огромными, в Валентину, ресницами…

Я толкнул Борю под зад: «Возьми внука на руки,балбес!».

Потом долго сидели в небольшой гостиной. Говорили, пили чай и молчали. Петрик пошел к деду на руки не сразу, да и тот его немного побаивался. Но потом раззнакомился...

Я сбегал к машине (у меня своих четверо и потому в багажнике всегда есть цяцька про запас) и принес ему шикарного немецкого рыцаря… Он так и заснул у Борьки на руках.

— Я тогда уже на шестом месяце была — рассказывала Юля. — Ну, когда Женя опять в аэропорт собрался. Сказал еще раз: «ребятам обещал, вернусь и поедем с родителями знакомиться, распишемся».

Звонил, рассказывал все, какие Люди с ним ТАМ! А потом он замолчал. Мама сказала: «Испугался, мужики они все такие». А Его уже не было!!! Вы простите меня, Борис Васильевич. Говорят, что любящее серце всегда беду чует… А мое – НЕТ. Не, Вы не подумайте! Мы с Женей…, я его очень-очень любила… Люблю! Иначе и не знаю, как выдержала бы… Просто год такой выдался. Майдан, война потом… Я обиделась на него очень сильно. Думаю: «нет, звонить не буду». Потом Петрик родился. Потом подружки с Винницы, кто знал про нас, сказали, что Женьки нет УЖЕ. Я сразу поверила. Потому, что он не мог испугаться… Но мама говорила… Если б не Петрик и мама... Долго собиралась к Вам, не знала, что Вы про меня подумаете. А тут передали, что Валентина Петровна умерла, а Вы за Женькой поехали; его ведь так и не нашли?!

— Мы Петриком хотели назвать, если сын, в честь ее папы, деда Петра, как Сагайдачного или Дорошенко…
Це дівча зовсім не вміло плакати!!! Чи вже виплакало всі сльози. А от Мама її, сидячі більше двох годин мовчки, плакала за двох... тихо так…

— Добре, дівчата, для начала — ясно все. Мы отдохнем трохи и двинем на Винницу. А потом посмотрим, как карта ляжет. Кстати, знакомьтесь, мой бувший… сослуживец, Алексей Николаевич Сивий.

— Вы — Батин Командир! Я Вас знаю — улыбнулась, как солнышко Юля. – Женя говорил, что если б не Вы, то и его могло бы не быть…,ну такого, как Он был... — Юля потухла сразу — Ничего, не обращайте на меня внимания, я научусь…,не сразу, конечно… Он про Вас с тетей Хеленой много рассказывал, как Вы за неделю до ее свадьбы, «увели из-под венца», а её мать причитала, что какому-то хлопу поддалася… А она права оказалась… Вы сколько вместе? 35 лет? Вот и мы так хотели…, и мы так могли, правда, дядя Леша?!

— Правда, моя хорошая, могли… Поэтому ты и родила Петрика, — ответил за меня Боря — И меня, дурака старого, прости, что не поверил в тебя, в Вас, что год ехал к внуку. А мог и вовсе не доехать, не увидеть его мог!!! Все, все, спать!!! А то я Хелене обещал, шо Командир нервничать не будет; неможна ему…
Вроде, недавно приехали, а уже опять заполночь… Мне выделили каморку за кухней. Топчан — ничо, бувало похуже. Только засыпать начал, шкребется в дверь кто-то. Приключения не кончаются?

– Ну, и? – спрашиваю.

– Дядя Леша, можно к Вам?

– Ну,заходь, коли не спиться.

– Дядь Лешь, а я Вам не мешаю?

– Сиди, говори, слушаю.

– Не, я Вас таким и представляла, когда Женька рассказывал…

Звонок телефонный.

– Юля, как думаєш, кто звонит?

– Тетя Хелена.

– Вгадала, снимаю трубку — Я сплю.

Не бреши, у тебя женщина, — и так 35 лет с небольшими перерывами.

— Есть немного…

— Молодая?!

Совсем, Борькина невестка.

— Дай ей трубку.

— Тебя, Юля, - передаю мобилку девченке.

— Тебя как зовут?

— Юля…

– Ну я шо-то такое, невероятное и предполагала! Ну не может, шо бы одному Человеку, хорошему Человеку, все время: Горе и горе! Просвіт должен бить, как говорит мой Олесь: «закон Зебры».

Я заснул и проспал, наверное, больше часа, когда вертают мобилку:

— Вас, дядь Леша.

— Ну, ты как?!

— Сплю…

— Как ты можешь? Скажешь Боре завтра…, в смысле, уже сегодня, шоб квартиру на дите переписал!

— Сама скажеш.

— Я тебя люблю, Леша!

— Бывает

— Гад.

— Дядь Леш!!! Вы еще не спите?

— Юль, брысь спать, завтра на Винницу рано…, в смысле, сегодня…

— Дядь Леш! А чого Ви так потовстішали? Женька казав, шо Ви були такі.

— Брысь, кажу! Петрусь спит? И ты спать иди…

НЕ! Чудны дела твои, Господи!….

Олекса Сивий

admin

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *