Байки деда Рагнара

Эпизод в Иловайске

Тут командир мой очередные «мемуары» про Иловайск прочитал и вскабанел в край. Злой весь такой бегает, аж покраснел как утюг, плюнешь – шипит.

А все из-за чего? Да из-за того что автора этих мемуаров, мы с вождем нашим помним хорошо, хоть и видели редко. Потому как писаке этому больше в подвале сидеть нравилось, видать талант свой берег.

Вот и огорчился наш коммандер такому поводу. Орет не своим голосом – «…мать-перемать, пиши Рагнар в срочном порядке книгу! Не то я от огорчения великого вас всех прокляну и ножкой не дрыгну, умирать пойду!».

Ну, я ему в ответ: «Все-то ты нас, отец родной, пугаешь (уж который год), а пирожков то на поминках мы так и не поели. А по сему – слову твоему я не верю и книгу писать не стану. Ибо издавать каракули мои не за что. Деньги то, по большей части, забирает всякая нечисть, на прокорм твари мерзкой, по кличке коммуналка. И стращают: не заплатишь, мол, по миру пустим без средств к поддержанию жизни. Ну, а если я раньше тебя помру, то, как на твоей могиле джигу станцую?».

Я давно это ему обещал.

Смотрю, перегнул малость я «палку»: как есть, за ружбайкой коммандер побежал. А это уже серьезно, может и пристрелить.

Ладно, говорю, будь по-твоему, садись рядком, вмажем по «соточке» и будем консенсус по всем щелям искать. И точно – нашли консенсус-то! Договорились мы, что стрелять никто не будет, но и за мемуары я не сяду. А вот коротенькую заметку про один эпизод в Иловайске напишу…

Что-то громко нынче «форточка» хлопает. Судя по разрыву 152 мм. работают. И стреляют не издалека, ведь от «выхлопа» до прилета времени немного проходит. Ну, это все хрень, мы и не такое видали, а потому, дальше свое дело делаем.

А дело наше на данную минуту времени простое. По возможности скрытно, патрулируем окрестности вокруг нашего места дислокации. Ну, тут читателю впору задать вопрос резонный: «А какого хрена Вы ребята бродите, аки тень отца Гамлета?» Да потому что, «секретов» и караулов, по причине малочисленности крайней, у нас мало, а сепары рядом.

Застройка плотная, подобраться незаметно можно. Вот контролировать таким макаром и приходится. Иначе быть беде. И еще добавлю, нас не просто мало. Среди нас много ребят, что как «форточка» хлопает, в первый раз в своей жизни слышат. И есть среди них те, кто из подвала вылезти себя под эти звуки заставить не может. Говорят, среди них даже будущий писатель был. И нет в этом ничего зазорного, ведь бойцами с опытом становятся. Но вот после того как дней десять в подвале отсидевшись, человек вдруг про себя мемуары геройские писать начинает, то это уже конечно не комильфо.

В общем, бредем потихоньку и вражин высматриваем. И тут вдруг замечаем мы с напарником интересную парочку. Явно не первой свежести «уставшие бродяги» огроменную сумку на колесах тянут. Легко тянут, сумка пустая пока. Но все местные по убежищам схоронились, а эти двое в наглую фланируют. В общем, мы перед ними как джин из бутылки материализовались.

Один струхнул: стоит, трясется, а вот второй спокойно нас так разглядывает и чуть ли пальцем в носу не ковыряется.

Проверили мы их, разумеется. «Пустые» они, по документам местные.

И тут напарник мой спрашивает:

– А Вы куда и зачем, соколы ясные, путь держите?».

Тот что храбрее отвечает:

– Да так начальник, по сараям брошенным прошвырнуться. Может чего пожрать найдем.

Напарник мой ему опять ласково так:

– Ах ты, сволота сукаблюдская, я ж тебя пристрелю сейчас, нафиг, за мародерство!

А тот в ответ, спокойно так и с достоинством:

– «Ну, значит, судьба такая. Стреляй, если надо».

Напарник его трясется весь и реально – струю в штаны пустил, а этот красиво стоит, без понтов лишних и без страха смотрит. В общем, не дал я своему напарнику этих кренделей в расход пустить. И к командиру не отвел. Тот бы их точно не пожалел. Отпустил обоих, ведь не каждый мужество имеет в лицо смерти без дрожи смотреть.

Но вот и нам смена пришла, а потому отправились мы к себе в «штаб» на отдых. Штаб, это во дворе беседка. Вот в ней и чаевничает человек шесть, тех, что от службы свободны и «форточки» не боятся. В общем, хорошо сидим, чаек заварили и кружечку по круг пустили.

Тут, видать, и у сепаров «файв-оклок» случился, а потому и канонада стихла. И тут один мужичок из тех, что в подвале хоронился, решил к нам присоединиться. И все бы нормально, но хорохориться он (с какой «Колымы» непонятно) вздумал. В общем, сел за стол весь на понтах и шарнирах. Такой из себя ухарь пальцеватый. Ну, нам прикольно, отчего человека не послушать…

Однако, не договорил бедолага. От внезапного и мощного разрыва нас подбрасывает вместе с беседкой. На этом все пока с обстрелом. Все наши сидят, как и сидели, на месте живы-здоровы. И только уже на приличном удаление наблюдается спина с невероятной скоростью, бегущего по направлению к подвалу, «распальцовщика», который вдруг спотыкается, падает и еще с десяток метров перемещается уже на четвереньках, аки конь – галопом. Добежав же до дверей, ведущих в укрытие, оборачивается, видит наши офигевшие рожи и становится багрово-красным, как Цветочек Аленький…

Вот такая вот история от Деда Рагнара.

Вспомнилось

Вспомнилось.

Начало августа 2015, 4:30 утра, позиция Дозор, окраина Донецка.

Пора продирать глаза и пробираться из блиндажа на выход. Вот и бредем с коллегой, через стоящий как ложка в сметане, густой смог от могучих, но давно не мытых, по причине малого количества воды, тел братков-сослуживцев. И все это по одной причине: наше время заступать в караул. В общем, сплошной кафар – даже материться сил нет.

Кое-как добираемся по, раскисшей от ночного дождя, глине до передовой траншеи и меняем доблестную, но изрядно офигевшую от утреннего холода стражу.

В общем, времячко начинает помаленьку тикать. Все спокойно и думается нам с коллегой, что традиционно ужравшиеся с вечера сепары не станут дергаться с самого ранья. Ибо настроение, по причине утреннего облома, сугубо пацифисткое и вражьи пуканы можно порвать маленько попозже.

Короче говоря, вылазим мы из залитой на половину водой ванны под названием траншея и начинаем дымить, заботливо пряча сигаретки в кулак. Но все прекрасное, к сожалению, кратковременно. В метре над нашими бошками, с веселым свистом, пролетает очередь из покемона.

Прыгаем в траншею и дальше уже докуриваем стоя по самое здравствуйте в явно не подогретой окопной жиже. Ну, вроде как заткнулась сцука похмельная и мы вылазим опять.

Твою мааать! Очередь из гребанного покемона выбивает крошку в полуметре от нас. Видать пристрелялся мудила.

Это уже обидно! Прошу напарника пугнуть наглеца и в сторону сепара летит очередь из ДАШКИ. Смотрю в бинокль и наблюдаю то, что осталось от дыровца. Не так чтоб много осталось, ДАША мадам сурьезная. Передаю бинокль оператору ДАШКИ. Тот долго смотрит и наконец глубокомысленно изрекает:

– А МОГ БЫ ЖИТЬ ПЕДЕРАСТ…

Сняли броник с супостата

Интересные у нас люди в Украине живут.

Религий исповедуют много, но толком в них не разбираются. Зато, любому иноверцу готовы вцепиться в глотку. Причем, без всякого логичного обоснования. Просто считая, что их путь единственно правильный и верный. Так и это еще не все. Они же и в рамках одной религиозной доктрины грызутся друг с другом и дерьмом кидаются.

Ибо каждый себя считает, чуть ли не мессией новым ну или, как минимум, пророком. Вот и вспомнилась мне история одна, коей я свидетелем был лично.

В общем, как то летом 2015 повстречался нам в степях донецких сепарюга матерый, но по понятной причине встречу эту он пережить не сумел.

И что характерно, снаряга и броня на нем была знатная. Ну, а у наших пацанов броня тогда не у всех была добрая. Вот мы и решили, что незачем снаряге воинской зазря пропадать. Сняли броник с супостата и на предмет повреждений и того, как чехол от кровищи отстирать толкуем.

Три попадания насчитали. Две пули в грудь попали, но пластину пробить не смогли. А третья пулька выше пошла, в горло, прошила кевлар и сепара угомонила.

И вот что характерно. Между двумя слоями кевлара иконка Св. Николая Чудотворца была закреплена И ПУЛЬКА ТРЕТЬЯ АККУРАТ ЧЕРЕЗ ГЛАЗ СВЯТОГО – ВРАЖИНУ УГОМОНИЛА.

Видать, сильно религиозен был ватник, даже изнанку брони молитвами исписал. Не помогло…

Вот такая вот байка от деда Рагнара.

Не зря мы с командиром на эту войну пошли

Едем в «УРАЛьчике», по самое «не могу», забитым пацанами в форме.

Пацаны разные, но по возрасту и опыту — действительно пацаны. И форма на них разная: в основном, «секонд» со всех концов планеты.

Хотя, есть и исключение – это мы с моим другом, а теперь еще и командиром. Оба мы с ним уже не молодые и сильно потрепанные жизнью калачики. Всякое-разное в жизни видели и не только в этой стране и на этой войне. Потому и снаряга у нас получше будет и настроение поспокойнее.

Хотя пацаны «труса не празднуют», но хорохорятся друг перед другом – каждый в меру фантазии и жизненного образования.

Едем мы со скоростью в 5-7 км в час по узкой грунтовке, что пролегает между, отделяющей нас от трассы, лесополосой и обильно заросшим подсолнухом (пополам с коноплей) полем.

Куда, да чего ездили, рассказывать не стану (долго это).

Но вот над нашими головами раздается тонкий свист, а потом еще и еще… И вот наблюдаю удивленно-любопытную морду одного из наших юных соратников, задающего вопрос: «А ЧТО ЭТО?».

Ответить не успеваю, потому что вжимаю голову в плечи от крика, ревущего, как Иерихонская труба, над моим ухом командира. Слов в крике немного, но в основном матерные и сводящиеся по смыслу в одно: «ПРЫГАЙТЕ ДОЛБ”ЕБЫ!!!» Ну, а дальше еще смешнее. До пацанов начинает доходить, что не птички это поют, а обстрел из стрелкового оружия, со всеми неприятными последствиями.

И вот наши храбрые, но еще не очень опытные соратники начинают СТАНОВИТЬСЯ В ОЧЕРЕДЬ к заднему борту «Урала» (он, видите ли, ниже и с него не так страшно прыгать). А обстрел, между тем, потихоньку становится плотнее. Наконец прыгать начали все. Как попало и куда попало.

Нас с командиром учили как: прыгнул, приземлился, перекатился, открыл огонь. А вот ребятишек видать вообще, обучать некому было. Потому и пошло веселье. Кто ноги себе подворачивал, а несколько и вообще приземлились обеими ногами прямо на грудь своим, не додумавшимся откатиться, коллегам. Прямо как Брюс Ли в фильме «Выход Дракона».
Слава богам успеваю откатиться на достаточное расстояние и, спустя какое-то время, рядом оказывается подвернувший лодыжку боец. А огонь по нашей героической толпе делается уже не только плотным, но и более-менее прицельным.

В общем, менять позицию надо. Говорю бойцу, чтоб залег в поле среди подсолнуха. И в следующее мгновения хватаю его за больную ногу и вжимаю мордой в пыль. Он, видишь ли, в полный рост стартовать собрался. Говорю еще раз: «Ползи давай»! А он недоверчиво на меня смотрит и, кривя от боли губы, отвечает – «ТАК ТАМ ЖЕ ПЫЛЬНО»…

В общем, отбились мы тогда. Как? Рассказывать не буду, а если и буду, то в следующий раз. Смысл в другом: ВЫЖИЛ ТОГДА ПАЦАНЕНОК, что рядом со мной в пыли лежал. И СОЛДАТОМ СТАЛ МАТЕРЫМ.

Воюет с 2014, и по сей день. Значит не зря мы с командиром на эту войну пошли.

Вот такая вот байка от деда Рагнара.

Ну и кто скажет, что Боги нас не любят?

Господа и Дамы, всем доброго времени суток. Что-то, в последнее время, брат наш, из окопов сумевший выбраться, в мемуары ударился. Вот и мне славы тоже захотелось. И чтоб изгнать из сердца жабу, гадко квакающую и водки громко требующую, решил и я малость своих каракулей в общий поток трепа военного добавить.

В общем, как-то в августе жарком и потном (по причине дефицита воды и второй ротации подряд пребывания на позиции), фигня образовалась. Причем фигня, на первый взгляд, тихая и незаметная, но суровыми плюхами свинцовыми, по нашим затылкам, в недалеком будущем чреватая. И называется хрень эта ДЗОТ сепарский.

Для людей, что с головным мозгом дружат и к ремеслу военному отношение не имеют – поясняю: ДЗОТ, это ДЕРЕВО-ЗЕМЛЯНАЯ ОГНЕВАЯ ТОЧКА, которую с невероятной скоростью (нами вовеки-вечные недосягаемой) выкапывают, укрепляют, оборудуют и маскируют сепары.

Но, Слава Богам Воинским, засекли мы эту стройку вовремя. И пока тварюки разные, нам от туда головы сверлить не начали, решили мы их самих к их же поганым предкам отправить. Но, поскольку брони адекватной для решения стоящей задачи у нас тогда не наблюдалось, то почухал комманданте Сигурд голову свою хоть и умную, но давно не мытую и отправился в бригаду N-скую о совместных действиях договариваться. В общем, о чем там вождь наш могучий с соседями толковал, то мне не ведомо. Да только поутру к нам сикурс-подмога прибыла в виде «БМП-2» и вместе с ней трех лихих парней (как зовут, говорить не стану — из Донецка родом парни).

Короче говоря, подсел я с другом своим, Карлсоном, к ним на броню и поехали мы вместе, кондомов бывших в употреблении мочить, пока не поздно. Ясное дело не в наглую катаемся, а по дорожке, что надежно от глаз сепарских укрыта, и, которую, мы еще накануне «прощупали» в пешем порядке.

Короче говоря, доехали до места, откуда можно огонь открыть и…, как часто бывает, опять лажа. Уж так тварюки закопались и с окружающим ландшафтом в мимикрию вошли, что, даже приблизительно зная, где они, точную наводку для стрельбы наводчику бэхи нам не дать. Вот тут-то мы с Карлсоном и отправились доразведку делать. Подойти удалось метров на 150. А это поверьте – по военным меркам все одно, что на гражданке к лоху в трамвае в карман залезть или девку за сиську потрогать. В общем, близко это и для наших шкурок, по понятным причинам, может вредным оказаться.

Но, слава Богу, обошлось – засекли мы ублюдков и к парням на бэхе, без урона для здоровья и совести, вернулись. В том нам командир наш Сигурд, малость, дистанционно поспособствовал (память у него и нюх на сепарские позиции феноменальные).

В общем, пушечку свою по нашим засечкам башнер навел основательно. И БИНГО!!! Первая же очередь ложится точно в цель и вызывает детонацию сепарских боеприпасов. Все это сопровождается лихим, но хаотичным разлетом кусков древесины, масксетей и кусков того, что еще пару мгновений назад считало себя «Русским Миром». В общем, работу сделали, домой нам пора и по возможности, побыстрее, но на наши об этом вопли, вошедший в раж, башнер не реагирует, а продолжает давить на гашетку с воплем «...ИДИТЕ НАФИГ, Я ЕЩЕ ЛЕНТУ НЕ ДОСТРЕЛЯЛ!!!».

Короче говоря, очнулись, противостоящие нам, уроды быстро, и улепетывать назад нам пришлось уже под их вялым, но быстро усиливающимся минометным обстрелом.

Но и это еще не все. На позицию мы прибыли, сидя НА броне, а вот назад ехали в десантном отделении (по наитию Карлсона).

Что его толкнула на поездку в этой душегубке мне не известно. Но коль друг просит о таком пустяке, то не в моих правилах отказывать.

В общем, чепуха вроде, да только жизнь нам это спасло. Потому как, возвращаясь, налетели мы на МОНку с Ф-кой под ней. Вот и посекло бы нас на фарш, если бы не чуйка Карлсона и мы бы на броне сверху торчали. А так только гусеницу потеряли и резину с катков сорвало. Ну и у всех, по хорошему синяку на заднице. В общем, ладно, дальше ехать не можем, но это уже не опасно (за посадкой скрылись).

Мы из машины на выход, а двери то открыть не можем… И тут нам командир Бэхи сообщает:

– «Парни, двери только снаружи открываются, а верхние люки, вообще, заварены. Так что, подождем, пока мехвод с башнером вылезут…». Когда вылезли, смеялись все долго и сейчас временами вспоминаем.

Ну и кто скажет, что Боги нас не любят? На фото Карлсон, Я и еще один хороший боец и человек чуть было меня по ошибке не пристреливший. Но об этом в другой раз и в другой саге.
Вот такая вот быль от Деда Рагнара…

Про Кузю

Те, кому на Донбассе в окопах ночевать приходилось – подтвердят. Мышей там — прорва! И они, где угодно, когда угодно и в непостижимых количествах.

Вот из-за этого печального обстоятельства и появилась у нас боевая кошка по имени «Кузя»! Принесла её к нам наш военврач в виде маленького пушистого комочка, который легко умещался на одной ладони. И приказала НЕ КОРМИТЬ, мол, иначе мышей ловить не станет.

Но глядя на это чудо мелкое, что тут же ко всем ластиться начало, приказ этот мы тут же отменили. Так что скоро Кузя на военных то харчах вид приобрела бодрый и воинственный. И хотя мышей не ела, но ловила их в количестве невероятном и к нам с гордостью их трупы приносила.

Много чего кошка эта повидала, ведь путешествовала в составе нашего подразделения на правах настоящего бойца, даже на построение вместе со всеми выходила. И всех наших знала в лицо.

Но особенно любила Кузя одного из наших парней, что особо крупными габаритами отличался.

Как то раз, стоим мы под утро с этим парнем в окопе и вдруг метётся наша Кузя с невероятной скоростью, с разбега на своего дружбана залетает и прячется у него в капюшоне парки, а в следующую секунду огромный парень (больше 100 кг. весом), летит на дно окопа от охренительного удара по каске, нанесенного промазавшей совой. И что интересно, сова эта мерзо-сепарская взяла моду каждую ночь за Кузей охотиться. Да только без успеха, ведь куда ей до Кузи нашей, что под огнем в окопах выросла…

Но вот настала нам пора с передка на 2 км. в тыл отойти на отдых. Там в одном из домов мы с Кузей и поселились. И там же и закончилось военная карьера нашей боевой подруги. Не устояло ее сердечко перед непонятно как попавшим в нашу рассполагу четырехлапым красавцем котом. Кот то ясное дело поматросил и исчез, а вот Кузя, через некоторое время принесла кучу отпрысков.

В общем, на гражданку ушла и больше с нами на «боевые» не ездила…

Вот такая вот быль от Деда Рагнара…

Про содружество родов войск

Года давние

Африка, жара несусветная и ноги сбитые в хлам. Хорошо тому, кто липко-грязное месиво (бывшее некогда носками), вернувшись в казарму, вместе с кожей не снимет. Только вот надо чтоб еще удалось назад вернуться. А все из-за того, что рота «красноголовых» (11-я парашютно-десантная бригада), когда в фуаж ходила, то в ущелье, в засаду попала.

Вот и ползут две роты славной 13-й DBLE по горам, в виде щупалец обтекая ущелье. Ну а как позади феллахов, роты сомкнулись в кольцо, так тут и наша очередь настала. В общем, мало кто тогда из правоверных в живых остался.

И вот уже идут к нам на встречу те, кому из «красноголовых» выжить удалось. Мы, к слову говоря, когда к ним на выручку отправились, воды мало взяли. Ведь, по понятным причинам, налегке шли. Вот к «занавесу представления» у всех наших языки от жажды мало что не пораспухали. В общем, просим водички у парашютистов, тех, кто благодаря нам, выжил.

«НЕТУ» ГОВОРЯТ, а у многих из них она во флягах булькает. И мы потом еще их раненых на вертушки прибывшие загружали, под многоголосный мат на многих языках мира. Жизнь – MERDE, одним словом…

Годы недавние, лето жаркое, пот и пыль

Украина.

Сначала марш (км. 10-12) по шоссе, в полном боевом и на стреме все. Ведь не прогулка это – разведка боем. Потом еще километров с 5 по пахоте, где остатки подсолнуха с коноплей пополам, за ноги цепляются. Да и 15 лет на диване выносливости не способствуют. Так что тяжко и ноги, по традиции, в хлам. Да и с водичкой — проблема «Молодые» наши (коих по большей части большинство) свои фляги еще на полпути выхлебали. Потом и ту водичку, что у нас была. А как с ними не поделишься, если они сознание теряют?

Ну ладно, вроде до точки доковыляли и тут о, чудо! У вояк сзади нас на «Урале» только что подъехавших, в кузове несколько паков «Моршинской» оказалось. Только вот делиться они не хотят. Хорошо, что один из наших парней свой нож догадался на воду у них поменять. И хоть на гражданке за такой ножичек пол цистерны минералки купить можно, сделку признали удачной, а продавцов, понятное дело, педиками.

А ведь, вроде бы, свои, хоть километры с нами на берцы и не наматывали (в машине далеко сзади нас ехали). А потом засада была и бой на отходе. В общих чертах нормально все для нас закончилось…

Вот такие вот две разных истории, про разных людей в разное время и на разных континентах, а ощущение дежавю не покидает.

Такая вот байка про содружество родов войск от Деда Рагнара…

НУ И ХЕР С НИМ

Из серии былое и думы.

Старею, наверное!

НУ И ХЕР С НИМ…

1. Помню, как то вернулись мы с пацанами с первого боевого на этой войне на базу. Стемнело уже , стоим как водится впечатлениями обмениваемся. И тут подходит к нам ОЧЕНЬ знаменитый на то время (но в сумерках не узнанный) один комманданте и вещает:

– Ну, що хлопци? Повоювалы трохи?

Ну, я, разумеется, отвечаю:

– Шел бы ты, мил человек, нахер…

Он ушел. Смотрю — вокруг меня пустое пространство НУ И ХЕР С НИМ…

2. Помню, как то попал в неприятности. Не я один. Со всем подразделением. Начальство, как водится, поспособствовало. В общем, свободы лишить грозятся – но воевать продолжаем, НУ И ХЕР С НИМ.

И тут один человек из реальных предлагает:

– А давай-ка ты, братец к нам – спецуру обучать.

Я в ответ:

– Да не могу, — мол, — проблемы…

Ну а он:

– Добро дашь, считай, что тебя там не было.

Вот, вроде, поперло, но как я потом пацанам в глаза глядеть стану? Отказался и со всеми вместе сухари сушу на всякий случай. Пронесло, однако. Не виноваты мы оказались. НУ И ХЕР С НИМ…

3. Воюем себе, уже год прошел, за свои кровные, причем. Заканчиваются… И вдруг, диво дивное, чудо чудное, премиальные платить стали. Не зарплата, вроде, а не хуже получается. У нас боевых в каждом месяце хватает. Все, лафа закончилась – платить перестали. Месяцев 6 подряд все погасить обещали, да видать передумали. Оно и понятно! Зачем? Мы же — не официалы… Ну, да ладно, не за пенязи воюем. НУ И ХЕР С НИМ…

4. Дальше воюем. Повезло нам с дружбаном! Цельного командира минометной батареи сепарской в плен взяли. А он — тварь не простая. В прошлом чемпион Украины по какому то там рукомашеству-ногадрыжеству, но нам то пофиг. Живьем взяли. Командир наш от такого фарта, аж просиял весь.

Кричит мне:

– Дырочку сверли под орден!

Аха! Счас!

Не с нашим счастьем. На завтра особисты меня в хвост и в гриву крыли Оказывается начальство наше на ФБ об этом случае раззвонило, а у доблестных контрразведчиков на сепарка свои планы были. Ну да ладно – не расстреляли – НУ И ХЕР С НИМ.

И таких вот «хер с ним», за два с половиной года на войне, дофига было (Иловайск, Марьинка, Авдеевка, Пески, Лебединское, Широкино и т.д.). Обо всем не расскажешь – бумаги не хватит…

5. Ну, вот и домой вернулись. Все из себя герои героические. Работаем, как и где кто может-выживаем. А вокруг такое твориться, что, мама-дорогая.

Те, кто в 14-м чуть ли не Кастро пополам с Арафатом местного разлива себя выставлял – сейчас городом управляют (бабло рубят на нас лохах не слабо). Ну, это то, ладно — дело среди барыг обычное, но вот то, что с сепарской ватой эти деятели теперь друзья закадычные – стало видно отчетливо. И вести себя скромнее советуем, со всеми вытекающими выводами.

Вот такие вот мемуары от деда Рагнара, кому не нравится – НУ И ХЕР С НИМ

Конфликт за землю в трёх актах

АКТ ПЕРВЫЙ

Село, пашня, на ней сидят две кучки аграриев слегка пьяного и мало агрессивного вида. Сидят порознь и периодически, с опаской, посматривают друг на друга. Причина такая же древняя, как и говно мамонта: конфликт за землю. В воздухе пахнет не то чтобы войной – скорее, дешевым самогоном…

АКТ ВТОРОЙ

Село, пашня, по которой, в меру сил и заплетающихся нижних конечностей, улепетывает группа немного обосравшихся аграриев. За ними, с довольными и пьяными рожами, наблюдают захватившие пашню рейдеры. За рейдерами на двух тракторах робко выезжают на полевые работы аграрии из другой конкурирующей кучки. Рожи не то, чтобы довольные – скорее, охреневшие… От улыбающихся рейдеров исходит победоносный запах дешевого самогона и давно не стиранных носков.

АКТ ТРЕТИЙ И ПОСЛЕДНИЙ

Село, пашня, на ней лежащие в разных позах и в одной куче аграрии и союзные им рейдеры, которых с веселым гусиным гоготом и улюлюканьем пиздят аграрии из другой кучи, которые вернулись с подмогой, в виде 4-х, видавших Крым, Рим и Попову Грушу АТО-шников. Стоящий в воздухе запах говна и дешевого самогона, перебивает запах гари от догорающих тракторов и струйки дыма из жерла, привезенного на Родину в качестве сувенира, СПГ…

Все события разумеется плод фантазии

Края тут теплые и море курортное – Красное.

Вот только жаль, что мы тут вовсе не курортники. Но зато, и платим не мы, а нам.

Ну, вот и настал черед отработать не особо щедрую зарплату. Хотя и это относительно. На моей Родине это реальные ДЕНЬГИ, за которые там много чего себе можно позволить. Только вот есть одно «но». И заключается оно в том, что в этот раз все может не ограничиться сбитыми в хлам на марше ногами, и до синяка набитым прикладом плечом. Или еще разными, “прелестями” дикой дрессуры, которую у нас по какой-то прихоти начальства называют боевой подготовкой. И все потому, что на этот раз все всерьез.

А именно, из-за того что местные передрались между собой не шутейно. И, согласно местным нравам и обычаям, кончится это все кровавой мясорубкой.
С чего бы это?

Да потому, что эти два племени, по прозвищу Афары и Сомали, раньше такой возможности не имели, поскольку проживали в колонии одной весьма уважаемой Европейской Державы с большим опытом проведения сеансов палкотерапии для особо буйных. Потом вдруг на них обрушилась СВОБОДА.

Вот тут и понеслось!

Афары вдруг вспомнили, что они потомки арабов и, следовательно, негроидным Сомали сам Аллах велел во всем им подчиняться и головы свои для рубки предоставлять незамедлительно.

У Сомали нашелся свой резон – они де, хоть и черные, но в душе белые и пушистые, поскольку местные аборигены. А раз так, то пусть Афары скорее несут свои животы для вспарывания. И, разумеется, тоже с высочайшего разрешения Аллаха.

Тут хочу еще заметить, что в этой дыре аномально пыльно-жаркой еще и ИСЛАМ своеобразный, с примесью местных культов. Короче говоря, и сожрать могут, причем, в смысле буквальном. Не так чтоб просто на мясо запустить, но сугубо в целях благородно–ритуальных. Но это нас радует не сильно и потому, кто мясом станет, мы еще посмотрим, и думается мне, месье, это будем не мы.

Заниматься резней – дело для местных веселое и желанное. Но ведь есть тут и белые. И им, по какой-то случайности, попасть под раздачу вовсе не улыбается. Тем более, что денежки то, именно у них и водятся.

Вот нас и подымают, периодически, по тревоге и приходится нам рвать со всей возможной поспешностью, что бы как следует настучать по башке в край охреневшим обезьянам. Нас даже в расизме обвинять глупо. Ведь мы же одинаково жестко разбираемся с любыми головорезами, на которых покажет пальцем наше начальство. Причем, вовсе без учета цвета кожи и национальности.

Ну а кто же наше начальство?

А это разумеется командование нашего не такого уж маленького формирования, разбросанного по разным частям планеты. Ведь даже поступая на службу, мы даем присягу флагу нашему подразделению, а не стране, в состав армии которой оно входит.

Если уж до конца честно, то у местных шансов в открытом бою против нас нет. Причем, от слова ВООБЩЕ.

Тут причин много. Мы и вооружены получше, имеем кое-какую бронетехнику (не танки конечно, но много лучше чем ничего) и, самое главное, учили нас так, как и не снилось не только местным козопасам, но и многим армиям цивилизованных стран. Навыки боевые нам долго вбивали не в наши головы, а прямиком в спинной мозг. Вот и получается, что работаем на рефлексе на условный раздражитель: на опасность, к примеру. А это ГОРАЗДО быстрее получается.

Вот и приходится местным федаинам и моджахедам с нами воевать при помощи тактики под названием “Пыльным мешком по башке”. То снайпер шмальнет, то мины поставят или еще какую пакость.

Что им еще остается?

И гоняться за ними ОЧЕНЬ тяжело. Местность в нашей дыре весьма специфическая. Земля каменистая (лопаткой не угрызешь), пески есть, горы небольшие, но самая большая фигня – это не малые районы покрытые слоем застывшей лавы. По ней только пешком можно и то — с риском ноги поломать.

Но главные прелести нашей службы не в этом. А в климате.

Что бы понятней было, скажу, что тут в январе +25-30°С, а к августу и 40°С не придел. В общем, описать кратко можно так – всепоглощающая, плавящая мозг ЖАРА с милым дополнением в виде орд, стремящихся залезть к Вам в любое не закрытое отверстие, насекомых. Вот так мы и гоняли за засранцами из обоих племен почти 8 месяцев. Работая по принципу «кто не спрятался, я не виноват». И сколько центнеров пыли за это время съели подсчитать вряд ли выйдет.

Но, похоже, работу свою сделали хорошо, и в нашей пыльной дыре постепенно стал наступать мир.

И надо же было, случилась (в самом конце) редкого качества ПОДЛЯНА. Это когда в уже не особо опасном патруле, взрывом мины порвало, нафиг, моего сослуживца, а прошедшими через его тело осколками зацепило и меня. Причем не слабо зацепило – так, что комиссовали. Все деньги, заработанные и страховки, правда, честно выплатили. И поехал я домой по меркам своей Родины человеком очень даже обеспеченным. И все бы хорошо, но тянет меня в этот далекий и забытый богами кусок Африки очень сильно. Причем, с возрастом, все больше и больше. Порою так, что пешком готов идти.

Как Вы думаете, а почему?

А может кому и наука будет

Шарраххх!!!

И над нашими черепами, со стороны тыла, с неприятным свистом, летят осколки.

Оборачиваюсь и вижу, как над позицией наших коллег (стоящих в 500 м. позади), подымается белый “сноп” от разрыва.

Как так?! Ведь выхлопа со стороны противника не наблюдалось?

Да и при прилете “сноп” другого, темного цвета от поднятого взрывом в воздух грунта. По рации крики о раненом и просьбы ко всем, кто слышит, о помощи.

Ну, мы то, ясное дело, своих “костоправов” тоже на подмогу отправили.

А сами позиции, согласно боевого расчета, по тревоге, заняли.

Только вот малейшего шевеления со стороны противника так и не заметили. Потом вспоминаю, что как то видел валяющийся на той позиции (неизвестно, сколько времени) 100 мм снаряд. И больше я этот снаряд после этого случая не видел. А заодно и парня, который погиб при этом.

Понятно, что в реляции означили, что погиб боец при вражьем артналете. Только вот думается мне, что если бы хоть кто-то объяснил пареньку ЭЛЕМЕНТАРНЫЕ действия с найденным снарядом, то до сих пор жил бы паренек.

Где, да что я видел говорить не стану – может и привиделось мне. А может, кому и наука будет. Дел то на 10 минут, которые жизнь берегут.

Война панибратства не любит господа, относитесь к ней с уважением.

(вот такие вот грезы-мемуарные от Деда Рагнара)

Дед Рагнар

admin

One Comment

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *